Регистрация
Робототехника на Пресне - Москва
Вход в сообщество Учение Жизни
Сейчас на сайте: 15
Наши дети — это наша старость. Правильное воспитание — это наша счастливая старость, плохое воспитание — это наше будущее горе, это наши слезы, это наша вина перед другими людьми, перед всей страной
Антон Семёнович Макаренко

В двух словах о себе.

Я люблю размышлять о смысловом энергетическом поле, едином для всех людей и Вселенной.

Коротко о себе.

Уже 30-ть с лишним лет занимаюсь исследованием способности человека познавать окружающий мир через адаптацию (пробы и ошибки) к нему и очень тесно связанными с ней самой его познавательными способностями (вниманием, мышлением, памятью и прочими). Из всего своего психолого-педагогического, а еще точнее сказать психофизического, опыта я открыл наличие в оболочке человека полевой мыслящей среды, то есть волнового органа мышления. Понял, что в этой среде реализует себя квантовое Кью-битное или смысловое и мгновенное мышление, которое по сути является ассоциативным и многомерным.

Строю новую науку на грани поэзии, способную в теории предсказывать что-либо новое, а на практике делать открытия и еще поступать разумно в отношениях со всей живой природой, находясь с ней в гармонии.

Да, в многолетней педагогической практике предлагаю людям с плохим вниманием и с недостаточно четким мышлением: “использовать оптико-торсионные «линзы» (или еще по-другому «конструкции мышления», как я их и называю), нарисованные прямо на бумаге или же взятые во внутреннем пространстве мысленного представления”. Практика показала, что эти «линзы» помогают людям свое внимание сделать не рассеянным, а мышление намного более четким.

 
Еще в качестве репетитора готовлю к ЕГЭ (к экзамену) по физике, более продвинутых учеников также смогу подготовить к олимпиаде по этому предмету, а более слабым оказываю помощь в устранении пробелов в их знаниях по школьной программе. По поводу занятий контактируйте через почту: http://vladimir_kazakev@mail.ru.
 
Дополнительно занимаюсь с детьми робототехникой. Занятия проводятся в бюджетном учреждении бесплатно.

Установите себе кнопку моего сайта

Показать код баннера

Владимир Казакевич

Дружба с королевой по интернету

   У каждого живого существа бывает необходимость поделиться с кем-нибудь спонтанно возникающими мыслями. И тем более с такими величественными особами, как моя знакомая королева, не доступными нам в обычной жизни по своему общественному статусу, удаленности от нас или из-за их чрезмерной занятости. А за продолжительное время кратких эпизодов нашего общения с королевой в моих мыслях выкристаллизовалось то общее, ради чего я думаю, нам и имело смысл общаться друг с другом, но только благодаря ее собственному неприхотливому пожеланию. Вот об этом обобщенном «нечто» я и хочу еще раз неспешно побеседовать с ней, как бы подводя некоторый итог всему нашему общению, и думаю, что она не будет против этого.

   Ты знаешь, королева, я в качестве отдыха от трудов своих праведных, проникающих в суть знания и познания мира, напоминающих мне, что в мире есть нечто глобально истинное и воспринимаемое нами через красоту. Трудов, которые я свершаю понемногу и неспешно для людей, что когда-нибудь еще будут жить на этой Земле в будущем. И готовя, возможно (хотя бы в мизерной степени), тем самым их лучшее, чем сегодняшнее, существование в этом мире. И отстраняясь от дел лживых наподобие кривды, которыми наполнена сегодняшняя жизнь начальников и их подчиненных, королей и тех народов, которыми они правят. Я решил написать тебе ответ на твой стих, присланный мне по интернету и который звучит так: «Темнеет. В городе чужом друг против друга мы сидим. В холодном сумраке ночном страдаем оба и молчим.  И оба поняли давно, как речь бессильна и мертва. Чем сердце бедное полно, того не выразят слова.  Не виноват никто ни в чем. Кто гордость победить не мог, тот будет вечно одинок. Кто любит должен быть рабом.  Стремясь к блаженству и добру, влача томительные дни, мы все одни, всегда одни. Я жил один, один умру.  На стеклах бледного окна потух вечерний полусвет». Потому что для меня этот стих сейчас важнее всего на свете, как и ты сама.

   Я думаю, что для нас этот мир может отражаться в «волшебном» незамутненном зеркале того, что в нас есть сверх сознания (того, что вне нас, но с нами, и генетически, может быть не врожденно, но через полевую материю присуще нам). В той его темной беспредельной и чистой глубине, всю нашу жизнь влекущей нас к себе. Глубине подобной бархатному темно-синему небу с белой луной и россыпью звезд. Когда сирень и черемуха весной благоухают и наполняют вечерние сумерки сладостно пряным и удушающим терпким ароматом незабываемых запахов. Именно тогда благодаря этому иному, инобытию, где живет наша, возможно, бессмертная душа, мы понимаем и воспринимаем красоту окружающего мира, мира нашей обыденной повседневности.

   Но, к сожалению, у некоторых людей это зеркало души, их мыслящей сущности, всю жизнь остается не сформированным, кривым и мутным. Они так и умирают с этим своим несовершенством. Иногда, проходя по улице мимо домов, где живут подобного рода люди, случайно слышишь из открытых окон их квартир то, что они называют «семейными разборками»: «Ты сволочь, зарплату принес, ты, скотина, опять пьяный пришел». Нет, королева, это люди-мумии. Они духовно умерли. Они ходят и смотрят нам в глаза, как живые трупы, а мы их глаз не видим там пустота, пустые глазницы. Напоминает картину Брейгеля «Слепцы». Это не страшно, королева. Не понятно, зачем они ходят туда-сюда, когда их шаги так гулко отражаются в прозрачной воде заржавленной бочки, где плавает, случайно попавший туда, желтый лист.

   Но что же твой стих. Он подарил мне ощущение, точнее это изумляющее (выводящее из ума как радость) чувство в сердце. И, в то же время, такое грустное и светлое,  как оконное стекло с каплями дождя и с размытыми за ними деревьями, дорожками и людьми, идущими куда-то по своим делам. Подобно теням, уплывающим в неразличимую глубину пространства там за окном, в шумящий в листьях деревьев и вдоль дороги с лужами, и стучащий в подоконник дождь.

   Хотя, ты знаешь, королева, у нас сейчас в Москве за окном морозная и солнечная погода, и я сижу на своем рабочем месте один, и задумался над твоим стихом, который ты мне прислала по интернету. Это глобально воспринимаемое сверхчувственное чувство, подобное неизбывной пропаже, которое пробудил во мне твой стих, напоминает мне то, что я, как будто на самом деле, живу в чужом городе, и на чужой планете. И мне кажется, что вопреки «здравому смыслу» и всему этому чуждому, нечто тонкое сверхчувственное, как океан, во мне всегда неизбывно присутствовало и напоминало о себе. Как сейчас оно напомнило «о Себе» через Тебя, через твой стих. И мне кажется, что я всегда смутно догадывался, что там в этих, выдуманных мной сейчас для описания моего сверх чувства, сползающих в пасмурные дни по окну, каплях дождя, в их глубине, живет как будто какой-то другой мир.

   Но сегодняшний вечер наполнен светом закатного Солнца, в небе, немного порозовевшем, на горизонте окрестного парка все залито его золотыми лучами. И я вижу за окном мир загадочных деревьев, сплетающих свои ветви на ветру и затевающих свой, недоступный нашему обычному пониманию, танец из света и теней, в набегающих друг на друга снежных сугробах. Эти тени напоминают мне сплетающиеся нити космической паутины, той первой материи из иных призрачных миров, где живет наша душа, утопающая в скользящих по снегу лучах закатного солнца. Эти кусты, с налипшим на их ветви подтаявшим снегом, подобны волнистому белоснежному кружеву неземных миров, где сохранено все смысловое содержание нашего обычного мира и других возможно еще не родившихся миров. Они подобны инобытию нашего бытия, нависшему над краями дороги, в таинственных сумерках наступающего вечера. И, падая от внезапного порыва ветра, они рассыпаются на множество новых неповторяющихся по форме сущностей.

   А здесь в городе в смерзающихся и сгущающихся красках все, что мы видим и слышим как приходящую из окружающего пространства игру света и тени, которые переговариваются друг с другом и между собой в золотом великолепии снега за окном, здесь все кажется нам не нашим не правдоподобным. В сравнении с тем «истинно золотым», напоминающим Злату, построенным в соответствии с гармонией, миром инобытия, до которого в изумлении и с таким трудом дотягивается наша душа.

   Это все размышления, которые пробудил во мне твой стих, моя королева, присланный тобой по электронной почте. Так вот, на что же похож наш мир и чем напоминает нам тот исток, из которого он был рожден, и к которому тянется посредством поэзии наша душа? В лучшем случае весь наш мир похож на заснеженную дорогу, уходящую в темную глубину зимнего парка (как во что-то непознанное), и на этот неповторимый вечер со звездами в небе. Когда я иду вдоль, ритмически чередующей свои прутья, чугунной ограды с разноцветными лампочками, огнями своими говорящими нам о предстоящем новогоднем празднике. Синими, красными и зелеными, мерцающими в темноте. И музыкой, наполняющей окружающее пространство, которую я слышу и вдыхаю в себя вместе с морозным воздухом, когда уже после работы иду по парковой зоне на Воробьевых горах к метро и еду домой.

   Как говорят поэты: «в сумраке  между солнечным днем и звездной ночью нам открывается вход в иные миры, в иные пространственные и временные измерения». Сердце в «многоговорящем молчании» предчувствует ту полноту, те невообразимые возможности, которые несут с собой, пока не открывшиеся нам до конца, новые измерения. Оно предчувствует ту новую чудесную «землю» инобытия,  из которой нас, может быть, кто-то «выпихнул», когда мы были еще элементарными частицами и полями. Или, быть может, это нечто такое, пока до конца неизвестное нам, выдавило нас сюда на эту землю, наполненную человеческими страданиями, несчастьем и нашим собственным несовершенством.  А мы должны вернуться назад, туда, в нашу изначальную обитель, но в новом обличье, уже не как частицы, и по возможности избегая  незаслуженных нами страданий.

   Если бы ты спросила меня, чем мне больше всего нравиться с тобой заниматься по интернету. Я бы ответил так: наверное, это молчать и чувствовать тебя и тот другой, который также живет и в тебе, необычный в чем-то, сказочный мир, из которого совершенно случайно «выпал» наш мир, как будто его кто-то ненароком уронил из “нечто по имени ничто”. Если, конечно, там вообще кто-то или что-то есть (что-то там есть в своей потенциальности). Оттуда выпала вся наша земная материя, и строительство наших городов задумывалось в мышлении архитекторов с помощью этого нечто, поскольку именно этим нечто человек предсказывает и мыслит эстетически глобально (то есть творчески). Это нечто «разлито» повсюду, мы буквально «купаемся в океане изначальной материи». Мне кажется, что если понимать и тонко чувствовать все это «нечто» в целом, тогда можно строить свою жизнь ради дороги, влекущей в тот, еле заметный в сумерках, но прекрасный и всем потенциально обладающий мир. Наверное, в этом и состоит смысл нашей жизни. В дороге, ведущей туда, на «верх».

   Сердце действительно бедное (как ты пишешь в, присланном мне, стихотворении), если оно еще мучается и в своей безутешной слепоте и не видит, куда ему устремлять себя. А идти надо в мир инобытия (в изнанку этого мира, с которой все и началось), в ту необыкновенную обитель, которая защитит и наполнит жизнь любого человека, находящегося в безвыходном положении, непрекращающимся творчеством и необыкновенным экстрасенсорным восприятием вещей. И всем тем, что можно тонко воспринимать полями-мыслями (полями инерции), которые поляризует в физическом вакууме своими излучениями каждая клеточка нашего организма. А точнее наши хромосомы (генотип), находящиеся в каждой из этих клеточек. Полями-мыслями, контролируемыми нашим воображением, ответственными за красоту и формообразование всех вещей в этом мире.

   Это мое открытие и подарок Тебе королева и всему человечеству. Это вера, доходящая до границ истинного не ложного знания. Я никогда не видел свои эритроциты в крови, но я верю врачам, которые говорят, что они у меня есть. Гравитоны никто не открыл, но все физики уверены в том, что они существуют в природе. И вот, что я утверждаю в связи с такого рода глобально-стратегическим (не тактическим, не локально-оперативным) для человечества знанием. Через некоторое время мы все научимся «видеть» вещи через непроницаемые для глаз и ушей стенки, посылать мгновенно друг другу мысленную информацию на любое расстояние без всякого теперешнего интернета, используя «интернет» физического вакуума. Поверх физики будет построена, как давняя мечта философов, метафизика, которая будет давать человечеству стратегические предсказания в том, как разрабатывать и использовать те или иные ресурсы живой природы, прежде чем вкладывать в них денежные средства. Я как раз и занимаюсь сейчас разработкой некоторых элементов такого глобального знания вместе с другими моими знакомыми по этой, совместно осуществляемой, творческой деятельности.

   Незаметно в труде людей, устремленных в будущее, приходят в мир новые знания и великие свершения. Вот стих, незнакомой мне поэтессы, Ольги Кондратьевой, который я давным-давно прочел в одном из журналов: «Как велика печаль моя безмерно, сколь время нашей жизни быстротечно. И все в ней даже память наша смертна, в пространстве бесконечном жизнь конечна. Где чувство, мысль, где то святое дело, чтоб боль унять и с этим примириться. Как нам постигнуть разума пределы, который озаряет наши лица. В безмерности миров, что ежечасно рождаются и гибнут в нашем взоре – полет снежинки наша жизнь не боле. Но как сложна, горька и как прекрасна».

  Свобода воли. Это и есть то, что мы люди должны направлять не на вражду друг против друга, не на отравление жизни друг другу, а на совместное движение туда в эти загадочные «сумерки» физического вакуума, в то, что на сегодня познано лишь частично. За туманные, «заплаканные»  окна наших городов, если говорить языком поэзии, где мы будем любить друг друга и будем счастливы вместе. Потому что генетика разных людей в мире имеет единый корень, который для всех нас является общим истоком нашей и вообще всей жизни. Вот какие мысли во мне породил твой стих.

   Еще раз перечел текст, предварительно написанного рассказа. Показалось, что все написанное похоже на христианскую религию, эскизно выраженную в художественно-литературной форме символического сюрреализма (за пределами привычной для наших ощущений реальности есть другая «нереальная» реальность). Все написанное мной напоминает форму сверх реализма, которую, в этом, как мне кажется, до конца еще неизведанном направлении искусства, я полюбил всем сердцем.

   Помнишь этот стих, который я тебе, королева, когда-то написал: «Я укрою тебя как луну солнечным светом, и будем мы спать с тобой до рассвета. Как тебя я боюсь потерять в этой жизни, также очень боюсь остаться с тобой навсегда. И быть может ты в жизни моей не лишняя. Может, злюсь я на жизнь неспроста, но я укрою тебя солнечным светом как луну среди звезд далеких. Спи королева, спой мне песню про то, что я не съел тебя как сладкую виноградину, пробитую насквозь солнечным светом». Это было вечером, когда я уже ложился спать. Но стих я написал минуты за две-три, переслал его тебе и сказал: «Пока, милая королева». Твой Волк.

   Возможно, так бы звучал этот стих на английском языке: «I shall wrap up you as the moon with sunlight, and we shall sleep with you till a dawn. As I am afraid to lose you in this life, also very much I am afraid to remain with you forever. And perhaps you in my life not superfluous. Can, I am angry with a life don’t simple, but I shall cover you sunlight as the moon among stars far. Sleep queen; sing to me a song about that I have not eaten you as sweet one vine, punched through sunlight».

   Вот какие мысли о некой, пока еще плохо изученной единой среде (подразумевая под ней, прежде всего, физический вакуум, в котором потенциально содержаться все виды известной нам на сегодня материи), я воплотил в своем рассказе о дружбе Волка с Королевой по интернету. Можно было, конечно, обыграть ситуацию, когда обычный человек общается с королевой, которая в реальности вообще никогда не будет ему доступна. Но зачем же что-то выдумывать, когда сам интернет это мир потусторонней виртуальной реальности, который, наподобие выдуманной сказки, создает, так необходимую для человека, для его душевного состояния, возможность реализации возвышенно трагической неразделенной любви или утонченного комедийного сюжета.

   Вот и ты сама, королева, пишешь: «Много шума, он исходит не только от находящихся рядом людей, а от машин, которые на обратной стороне реки (а в интернете бесшумно – Волк). Но сейчас ночь, и звуки кажутся мне более обостренными и ярко выраженными. Я лежу в палатке одна. Мне так хорошо и спокойно, что я чувствую себя частицей всего окружающего меня пространства и в тоже время как никогда отделенную от всего другого, ведь я сейчас в мире, но наедине с собой. И я бегу от всех, чтобы вновь и вновь испытать это незабываемое и до боли нужное мне чувство». А я тебе предлагаю заняться мгновенной передачей мыслей на расстояние, используя среду вездесущего вакуума, а контроль осуществлять по интернету. Это же так интересно и, я думаю, увлекательно.

  Ведь нам необходимо такое общение по Интернету, чтобы с помощью красоты подзаряжать свои израсходованные в житейской действительности утонченные чувства (наше сверхчувственное). А глобально и эстетически люди знают друг друга, потому, что их души обитают в одном, едином для всех них, океане физического вакуума, где после смерти тела они и остаются, наполненные воспоминаниями о прошедшей жизни. Если ты уйдешь, и не будет к тебе ни прямой, ни косой дороги. Это не страшно. Пусть не расскажет мне про тебя ни, правда, ни кривда. Это не нужно. Ведь красота твоя отразиться в зеркале души моей навечно. Играют гимн России. А в моем сердце звучит гимн королеве. Королева в сердце, а Россия больше сердца, но меньше королевы.

   Мало кто в мире живет утонченными чувствами в абсолютном коллективном бессознательном нашего бытия, в основном людьми движет потребность обладать чем-либо. Жить в сверхчувственном пространстве это роскошь, которую себе могут позволить немногие, понимающие красоту люди. Получается, что на самом деле есть сверхчувственное (тонкое восприятие вещей «мыслящим я»)  и есть чувственное (данное нам в ощущениях, принятие вещей, например, глазами). Чувственное или ощущаемое должно быть осмыслено в самосознании человека его сверхчувственным «мыслящим я». Я против бессмысленного взгляда на вещи я за осмысленное созерцание вещей. Я за мир, а не за войну. Я могу созерцать вещи тонко и осмысленно, и вместе с этим их чувствовать (ощущать). Восприятие вещей через ощущения напрямую строится в форме конфликта и бессмысленно. Здесь властвует убивающий всю красоту принцип «кто кого»: вещь тебя или ты ее.

   Я буду ждать, если королева уйдет и ее не будет дома. Если скажут, что королева уплыла на яхте смотреть китов и дельфинов. Я буду стоять, и ждать ее. Если мне скажут звери, если мне скажут снова и снова бушующий ветер, облака и капли прозрачного дождя, что королева ушла и больше не придет. Если мир лишиться своих нравственных основ я буду стоять, и ждать ее. Если скажут: «Королева умерла, в мире нет королев». Я буду ждать ее.

   Мне говорят, что Пифагор помог раскрыть людям смысл геометрии и числа. А я говорю, что он не раскрыл даже смысл Бога. Я просто вкладываю одну матрешку в другую (подобно голограмме или фракталу), это все, на что я способен. Вот Лена, которая говорила мне, что люди встречаются ради секса. Вот Валерия, которая разбила мне сердце. Вот Светлана, которая подарила мне колокольчик со звонким «смехом». Вот Алена, которая гуляла со мной в снегопад, когда снег падал непроницаемой стеной. А вот королева, которая не дает даже глупых советов.

   Спирали и круги рождают солнце, когда мы жмурим свои глаза. Как спицы измерений отражаются они в воде. А я иду по проторенной дорожке к роднику. И вспоминаю о моей королеве: «Я встречу тебя как падающий лист клена, как желтый-желтый лист, так что режет своим цветом глаза. Я встречу тебя как первую снежинку упавшую поздней осенью с неба, снежинку, что белее любой ткани сделанной изо льна. И никакая гроза, надвигающаяся серыми стальными облаками никакая снежинка, ни льдинка, упав мне на ладонь, не скажут мне, что они красивее моей королевы. Они говорят  мне об одном измерении, в котором живет моя королева, а я говорю всем вещам в природе как много в королеве измерений, в которые иногда я осторожно стучусь».

   Вот прошло лето и скоро снова придет зима. Я хожу по осеннему лесу. Беру воду из родника. Смотрю, как струи воды заворачиваются в спирали. Смотрю на шишки сосновые, в которых чешуйки располагаются в форме кругов и спиралей. Смотрю «из космоса» на фотографии облаков, которые разбегаются кругами и спиралями в атмосфере Земли. Смотрю на воду, где утки плавают и опавшая листва, красная, желтая иногда с остатками прозелени, лежит на зеркальной темной глади холодной воды в виде замысловатых узоров. Она лежит там, где солнце отражается в кругах и спиралях, случайно возникших на воде от внезапного дуновения ветра. Везде в живой природе нахожу предустановленную гармонию мира. Хочу выразить ее через геометрию и числа и говорю об этом вслух в окружающее пространство. Но ответ оттуда приходит с таким трудом. Скоро Волк превратиться в Голограмму Мира.

30 июля 2013 год